22:50 

Новая угроза

Dandelion Blow
I'm livin' in lucid dreams
Фандом: Звёздные войны
Название: Новая угроза
Персонажи: Энакин Скайоукер, Падме Амидала, Палпатин, Люк, Лея
Предупреждение: AU, 4-6 эпизод и часть 3-го - не учитываются.
Саммари: Тёмные всполохи в силе ощущаются всё отчётливее. Учитель хочет послать Ученика на Корусант разведать обстановку, но планы вынужденно меняются.
Рейтинг: G

Первые месяцы его одолевали ярость, ненависть, злоба. С тех пор прошло восемнадцать лет. Теперь он ощущал лишь мирное спокойствие в вечном одиночестве, на которое был обречен по решению совета. Физически ему запрещалось покидать планету, на которой единственной разумной формой жизни был он сам.
Темные всполохи в силе становились все отчетливее. Тьма, дремавшая многие годы, вновь пробуждалась. Некто могущественный набирал силы. Не зря он некоторое время назад приказал своему ученику отправиться на Корусант. Ученик уже должен был оказаться на месте, если следовал плану.
Медитативный транс был прерван ярким светом и громоподобным голосом:
- Я нашел его!
Ослепленный фонарем, оглушенный непривычно громким звуком, мужчина продолжал сидеть не шелохнувшись.
Когда глаза привыкли к свету, он разглядел молодого джедая. Совсем юного, вероятно это было его первое самостоятельное задание. Мальчишка был напуган и готов выхватить световой меч в любой момент. Неизвестно что внушил ему Совет.
- Взять его под стражу и конвоировать корабль.
Он прекрасно осознавал, что способен одолеть их всех одним лишь жестом. Два конвоира, словно затравленные псы, медленно приближались к нему. Их страх ощущался в воздухе. Но не он был источником их страха, а что-то совсем иное. Возможно, атмосфера этой пещеры действовала на них подобным образом?
- Почему? - спросил он.
- Что почему?
- С какой целью меня приказано увезти отсюда?
- Это приказ.
- И кто приказал?
- Канцлер. Лично. - Юный джедай сказал, как отрезал. Самоуверенный мальчишка.
- А канцлер не сказал, для чего ему нужен опасный преступник?
- Никаких разговоров.
Весь путь до Корусанта с ним никто так и не заговорил, а все попытки развязать язык пресекались. Считывание мыслей к результату не привело. Похоже, им действительно не было известно ничего ни о том кто он, ни для чего конвоируют на Корусант. Приказ канцлера. Кто сейчас канцлер? Ему показалось странным, почему конвоиров не информировали о его прошлом. Ладно, обычные солдаты, но юный джедай?
Во время перелета ему выдали новую форму рыцаря-джедая и позволили привести себя в порядок. Рыцарь-джедай. Какая наглая насмешка. Восемнадцать лет назад его исключили из ордена джедаев за предательство и отправили в пожизненное изгнание без права реабилитации. Какой безумец правит сейчас Республикой? Разве что владыка-ситх пришёл к власти… восемнадцать лет довольно большой срок. За эти годы он сам изменился: обрёл ещё больше силы и навыков, борясь каждый день за выживание и в глубине души, надеясь когда-нибудь найти способ покинуть эту поросшую джунглями, населённую кровожадными тварями, планету.
С каждым часом он приближался к Корусанту и с каждым часом в памяти воскресали воспоминания, которые давно похоронил. Образы прошлого вспыхивали перед глазами как наяву, заставляя вновь пережить прошлое, напоминая о главной ошибке и о том, что никогда себе не простит. О том, за что ненавидит себя.
В прошлом его прельщала перспектива власти, но не она являлась самоцелью. Он тряхнул головой, отгоняя не прошеные мысли и нахлынувшие чувства. Не сейчас. Скоро его представят канцлеру. Нужно быть в форме.

На секунду он потерял концентрацию. В кресле канцлера он ожидал увидеть кого угодно, только не её.
- Канцлер Амидала, - почтительно поклонился он, - приятно увидеть вас на этой должности.
- Энакин Скайуокер, мы предлагаем вам сделку, - отстранённо-холодным тоном произнесла Канцлер. - Ваша свобода в обмен на сотрудничество.
Энакин смотрел на Падме. Она - Канцлер, он - военный преступник. И они до сих пор женаты. Падме не аннулировала брак после того как его отлучили от ордена джедаев и отправили в изгнание.
Давно спрятанные в самые глубокие уголки души чувства к Падме всплывали на поверхность. В свете угасающего солнца, казалось, что годы не коснулись ее. Длинные волосы уложены в очередную замысловатую прическу, тугой корсет, расшитый самоцветами, стягивал грудь, пышная юбка надёжно скрывала ноги. Безукоризненная как прежде. Охранники стояли чуть позади нее, готовые моментально отреагировать в случае малейшей угрозы.
- Совет джедаев не согласен с моим планом. Но я верю в вас, - голос Падме звучал уверенно, но Энакин чувствовал ее смятение. Она могла обмануть кого угодно, но не его. Падме действительно верит в него, но в то же время боится. Однажды он переметнулся на тёмную сторону, не поступит ли он так же в этот раз?
- Совет знает, что я здесь?
- Они уведомлены. Им не нравится моя идея привлечь тебя… вас для поимки Дарта Сидиуса.
- Так вот что это было… - пробормотал Энакин.
- Оставьте нас, - приказала Падме охране.
- Госпожа…
- Он не тронет меня.
Как только охрана скрылась, Падме прикрыла камеры.
- Что произошло Энакин? - она подошла к нему так близко, что он видел сеточку морщинок в уголках глаз.
- Многие месяцы я чувствовал возмущения в силе. Значит, Дарту Сидиусу удалось бежать. Что ж, это было лишь делом времени.
- Да. Энакин, я верю, ты сможешь… уничтожить его, - Падме порывисто обняла Скайуокера, уткнувшись носом ему в грудь, но он мягко отстранился от неё. - Эни?
Энакин смотрел в её полные недоумения глаза. Он понял, что ей не сказали, она ничего не знает.
- Не сейчас. Падме, я хочу, что бы ты знала, что бы ни случилось, я всегда буду верен тебе. Ни Совету, ни сенату, ни даже Канцлеру. Только тебе, Падме Скайуокер. По правде сказать, я думал к власти пришёл Владыка Ситхов, - Энакин, печально усмехнувшись, коснулся тыльной стороной ладони лица Падме. - Мне нужно поговорить с Советом.
- Ты ничего не хочешь мне рассказать? Столько лет прошло после нашей последней встречи.
- Мне нечего тебе сказать.
- И тебе не интересно как наш ребенок?
- Она в полном порядке. И ей ни к чему сейчас знать кто её настоящий отец. Давай отложим этот разговор до лучших времён. В настоящее время нужно подумать, как устранить Дарта Сидиуса.
Слова давались Энакину с трудом. Он слышал свой голос, но ему с трудом верилось, что всё это говорит он сам, а не кто-то другой. На душе было холодно и мерзко от безликого безразличия этих слов. Скайуокер молча вышел из квартиры Канцлера Амидалы. В конце коридора он заметил девушку поразительно похожую на Падме в её восемнадцать лет. Накинув капюшон, Энакин поспешил к лифту. Конвоиров нигде не было видно. Видимо приказ о помиловании уже вступил в силу и сейчас Энакин Скайуокер является свободным человеком. На ближайшие пять минут до тех пор, пока не встретится с Советом.
Падме стояла не в силах пошевелится, словно неведомая сила удерживала её от того чтобы сорваться с места и не позволить ему уйти. Энакин оттолкнул ее, когда она больше всего жаждала его тепла. За все эти годы её чувства к мужу не изменились, а его? Нет, не может быть. Она бы знала, почувствовала. Тогда что? Почему он был так холоден? Глаза против воли наполнялись слезами. Слишком много ожидала от этой встречи. Падме много думала о том, как Энакин отреагирует на её новую должность, на неё саму. Им так много нужно обсудить и рассказать. Энакина не было рядом слишком долго и слишком многое он упустил.
Все знали её как сильного, решительного, непоколебимого в своих решениях руководителя, но сейчас она чувствовала себя слабой девочкой-подростком, которая не в силах управлять своими эмоциями, что уж говорить о Республике. В тот момент она была почти согласна с мнением Совета относительно Энакина. Страх и сомнения окутывали её.
Предаст, предаст, предаст, - билась страшная мысль в голове, безумной болью отдаваясь в сердце. Страх предательства заполнил всё её существо, оставив лишь маленький, едва пробивающийся сквозь тьму, луч надежды.
- Извини, я задержалась. Что он сказал? Он будет сражаться на нашей стороне? - Лея вошла почти неслышно.
- Возможно, - подавляя страх в голосе, произнесла Падме. Она смотрела на свою дочь так внешне похожую на неё.
- У меня такое ощущение, будто мы с ним уже встречались когда-то.
- Этого не может быть, Лея. Он был изгнан до твоего рождения, ты не можешь его знать.
- Но всё же. Есть в нём что-то знакомое. Я чувствую связь с ним.
- Ты чувствительна к силе и это все объясняет.
- Нет, тут что-то другое. Я его чувствую не так, как остальных. Даже сейчас я чувствую его. Мам, чего ты боишься?
- Однажды он уже перешёл на тёмную сторону, и я до сих пор не знаю всей правды о тех событиях. А сейчас вынуждена довериться ему. Если он вновь предаст, у нас не будет шансов. Боюсь, в изгнании он стал ещё сильнее, чем был раньше.
- И всё же ты решила рискнуть.
- Да. Он - последняя надежда Республики.
Разговор с дочерью давался Канцлеру нелегко. Лея слишком быстро и легко уловила связь с Энакином, но пока не поняла природу этой связи. Падме страшилась момента, когда Лея откроет правду. Каково будет узнать, что она плод связи, которой никогда не должно было случиться? Каково узнать, что её отец военный преступник? Падме не знала ответы на эти вопросы, и сейчас был неподходящий момент выяснять их.
- Я приняла решение и полностью несу за него ответственность.
- И всё же я не понимаю…
- Лея, когда-то я и Энакин были друзьями. В ту пору он был честным, прямолинейным, храбрым и добрым. Мы все пропустили момент его обращения к тьме. Слишком быстро всё произошло. Долгое время я считала его погибшим. Я не знаю причины, по которой от меня скрыли, что он жив и находится в изгнании. Совет решил, так будет лучше.
Падме вышла, не дожидаясь ответа дочери. Сейчас она была не уверена в своем решении привлечь Энакина к операции по ликвидации Дарта Сидиуса. Совет Джедаев надежно берег свои секреты и скорее всего никогда не откроет правду о причинах изгнания.
Энакин Скайуокер пропал. Падме не видела его и не получала никаких вестей уже несколько дней. Она пыталась выяснить хоть что-нибудь у Совета, но джедаи сами не знали о планах Энакина. Лея больше не пыталась заговорить о Скайуокере, только один раз заикнулась о том, что видела кого-то очень похожего на него. Падме встревожили слова дочери. Может быть, Лее показалось?
Она давно собиралась посетить Озёрный край на Набу. Озёрное убежище всегда было для неё оплотом счастья, ощущения защищенности, напоминанием о прекрасных беззаботных днях с Энакином. Сейчас как никогда хотелось воскресить в памяти те дни.

Высокое величественное здание с башнями притягивало юношу. Ощущения подсказывали, что там его место - Храм Джедаев. Но учитель приказал держаться подальше от Храма и ПО возможности никому не попадаться на глаза. Ослушаться Учителя он не смел и изо всех сил старался остаться незамеченным.
Кто-то напряженно смотрел ему в след. Падаван свернул в ближайший переулок и осторожно выглянул из-за угла. Посреди улицы стояла молодая темноволосая девушка. Её черты лица казались смутно знакомыми. Быть может, он видел её раньше? Натянув капюшон, Падаван поспешил смешаться с толпой.
Раньше он видел Корусант - столицу Республики, лишь на голографиях. Корусант поражал монументальными гигантскими небоскребами, верхние этажи которых терялись в облаках. Однажды он обязательно поднимется на самый верх самого высокого здания, но сейчас держит путь в забегаловку, в которой по слухам можно найти неплохого пилота.
Непроветриваемое душное помещение, пропахшее табаком всех сортов и алкогольными парами, не вызывало доверия. Не теряя ни минуты, он подошёл к барной стойке. Бармен даже не взглянул на нового посетителя.
- Вы не подскажете, здесь сейчас есть свободный пилот?
- Я, что, похож на справочную? Или покупай или проваливай! - рыкнул беалиск. Юноша сделал быстрый жест рукой:
- Расскажи мне про свободного пилота.
- Хан Соло. Второй стол от окна. За хорошую плату доставит куда угодно.
За столом, о котором говорил бармен, сидели щеголеватый молодой мужчина и вуки. Падаван приблизился к столу:
- Ты Хан Соло?
- Смотря кто интересуется, - усмехнулся денди, - и с какой целью.
- Лэйн Уознер, - соврал юноша. - Мне нужно попасть на Мустафар.
- А деньги у тебя есть, пацан?
- Плачу шестнадцать кредитов.
В глазах Соло загорелся алчный огонь.
- А откуда мне знать, что не обманешь?
- Пять после посадки на корабль, остальное сразу после того как доставишь на Мустафар.
- Заткнись, Чуи. Это может быть наш шанс, - понизив голос, произнес Соло в ответ на неразборчивое рычание вуки. - Кстати, забыл представить - второй пилот Чубакка, - махнул рукой в сторону лохматого напарника наемник.

Люк не смог сдержать вздох разочарования при виде Тысячелетнего Сокола. Если эта посудина влетит - это уже можно будет считать чудом.
- Не стоит недооценивать его.
Люк промолчал. Ему очень хотелось верить, что это корыто долетит до Мустафара, не разлетевшись на мелкие кусочки, едва они выйдут в открытый космос.
Три дня назад Падаван почувствовал, что Учитель тоже на Корусанте. Однако тот не спешил выходить на связь и никаких указаний не давал. Тёмные всполохи в силе проявлялись все отчетливее. Иногда ему казалось, что даже сам воздух становится тяжелее. Хотя с большей вероятностью можно было сказать, что после свободного от выхлопных газов и запаха смеси всех видов спайса воздуха его родной планеты, воздух нижних уровней Корусанта казался тяжёлым, густым и тягучим. Даже ночью тут не было той особой ночной атмосферы, которую ожидаешь от этого времени суток: безмолвного спокойствия, одинокие огни далеких звезд в с бесконечной темноте вселенной, свежести, лёгкого ветра, нежно теребящего волосы. Здесь круглосуточно стоял шум, гам, а ночью становилось особенно опасно, если ты не обладаешь способностью туманить разум или быстро убегать. В тёмных подворотнях часто можно было услышать разговоры наёмников.
- Если мы присоединимся, то с приходом новой власти у нас появится шанс подняться. Ты это понимаешь? Мы перестанем быть просто наёмниками, делающими грязную работу за гроши, - произнёс шипящий голос.
- Мы даже не знаем где он скрывается, - ответил второй.
- Ходят слухи, что на Мустафаре. Мы должны отправиться туда как можно скорее, а то… Ты слышал?
Падаван на секунду потерял бдительность, из-за чего едва не выдал своё присутствие. В любом случае нужно было уходить.
Подслушанный разговор не давал покоя. Следующие два дня он по крупицам собирал информацию. По всему выходило, что лорд ситхов прячется на Мустафаре. Решение созрело довольно быстро и именно поэтому сейчас он беспокойно мерял шагами отсек в Тысячелетнем соколе, держащем путь на огненную планету.
Без плана, без поддержки Учителя, без союзников, без должной практики ведения боя шансы на поражение были не велики, но или он попытается сделать хоть что-то или разочарует Учителя - единственного человека, знавшего о его восприимчивости к силе и, пожалуй, самого близкого. Изначальный план состоял в том, что он инкогнито собирал информацию и передавал Учителю, а тот уже решал какие действия следует предпринять. Но судя по всему что-то изменилось. По неизвестным причинам несколькими днями позже прибытия Падавана, Учитель сам явился на Корусант. Попытки выйти на связь ни к чему не привели.
- Сохраняй спокойствие, - сам себе сказал Ученик.
Мустафар с каждой минутой становился все ближе, но никаких мыслей как победить в одиночку лорда ситхов не возникало.
Тёмные всполохи становились отчётливее. К ним добавилось что-то ещё, но Падаван не мог разобраться в гуще этих странных ощущений.

Падме не узнала Набу. Точнее прибыли они вовсе не на Набу. Раскаленная лавовая река тягучей массой огибала крутой берег, на горизонте ни единого дерева, лишь трубы, выбрасывающие черный дым в атмосферу.
- Какая честь, Канцлер. А уже и не надеялся на ваш визит, - произнёс человек в длинной мантии, хотя лицо было скрыто под капюшоном, Канцлер узнала его голос.
- Палпатин. Дарт Сидиус.
- Верно. Вас просто так не проведёшь. Хотя моему ученику это удалось.
Сзади раздались шаги, Падме хотела обернуться, но оцепенение, подобное тому, что напало на неё в день встречи с Энакином, вновь охватило всё её существо. Моментальная догадка кольнула сознание: Энакин и есть ученик Дарта Сидиуса. И он вновь предал Республику и её. В тот момент она ощущала безразличное спокойствие. Кукла, ведомая кукловодом. Может, стоило что-то сказать, сделать, попытаться дать отпор, но странная уверенность в благополучном исходе окутывала мягким одеялом.
- Канцлер Амидала, вам больше нечего сказать?
- За мной уже выслан спасательный отряд. Вы предстанете перед судом и, будьте уверенны, вас приговорят к высшей мере наказания.
- Никто вас не ищет, Канцлер. Не обманывайте хотя бы себя.
Падме привели в просторное помещение. Энакин усадил её в кресло и приковал наручниками. Лицо мужа скрывала маска, но Падме не нужно было видеть лицо, что бы знать кто перед ней. Он чуть дольше, чем нужно задержал свою руку на её – этого было достаточно, что бы поверить в него.
- Почему я все ещё жива? Вам же так не терпится занять моё место.
- Вы владеете информацией, которая мне так необходима, - Дарт Сидиус посмотрел Канцлеру в глаза.
- Какой смысл делиться ей, если сразу после этого вы меня убьёте, - улыбнулась Падме.
- Ваша дочь не пострадает и, может быть, вы останетесь в живых.
- Энакин, пожалуйста… даже если ты больше ничего ко мне не чувствуешь, но Лея и твоя дочь тоже. Энакин, пожалуйста! Эни, я умаляю, - Падме пыталась поймать взгляд мужа, но он повернулся спиной.
- Лорд Вейдер, - обратился Дарт Сидиус к своему ученику. Тот без лишних вопросов активировал голограмму: Лея сидела, прикованная к креслу и со страхом смотрела на кого-то перед ней.
- Сейчас Лее объясняют, что ей грозит, если вы, Канцлер Амидала, не заговорите, - от голоса Дарта Сидиуса веяло холодом. – Вы же не хотите узнать…
Дверь распахнулась, в помещение влетел юноша со световым мечом в руках. Падме взглянула на вошедшего юношу: его голубые глаза светились решимостью и бесстрашием.
- Нет, - выдохнула Канцлер едва слышно.
- А вот и ваш спаситель, - усмехнулся Палпатин. - Не велик ваш спасательный отряд.
Дарт Вейдер принял бой. Они сражались как равные, не пропуская ни единого удара друг от друга. Дарт Сидиус стоял не шелохнувшись, его и без того уродливое лицо исказило подобие улыбки.
- Кому бы вы предпочли спасти жизнь, госпожа Канцлер? Сложный выбор, не так ли? - елейным голосом спросил Дарт Сидиус. Падме была близка к безумию. - Юноша, почти ребёнок, или ваш возлюбленный. Вы ведь всё еще любите Энакина Скайуокера. Да, я чувствую это. Как прекрасна ваша боль.
Падме молча взирала на Палпатина, она готова была броситься на него, но наручники крепко сковывали запястья.
Неожиданно мальчишка отшвырнул противника к стене. От удара Энакин потерял сознание.
- Отпусти её! - сухим хриплым голосом произнес юноша, принимая боевую стойку.
- Бросай эту затею, тебе меня не победить, - Дарт Сидиус активировал меч. Красный клинок зловеще светился в полумраке.
Отсутствие опыта мальчишка легко компенсировал скоростью и быстротой реакции. Обманчивое спокойное выражение лица не могло скрыть всю ярость, с которой он атаковал ситха. Дарт Сидиус вынужден был уйти в глухую оборону. Юноша не давал ни секунды на передышку, осыпая противника ударами меча. Дарт Сидиус заметно выдохся, будто Сила не желала повиноваться ему, а мальчишка с каждым ударом меча становился только сильнее. Ситх потерял концентрацию на долю секунды, но юноше этого времени хватило, что бы одним точным ударом отсечь ему обе руки. Дарт Сидиус хрипло рассмеялся, когда голубое лезвие замерло у его шеи.
- Ну, же, смелее, - усмехнулся ситх.
Падме напряглась, холодный пот выступил на спине. Она жаждала и в то же время понимала, что убийство Палпатина противоречит её же собственным принципам.
Зеленая вспышка и голова лорда ситхов Дарта Сидиуса упала с плеч. Юноша поражённо отшатнулся.
- Ты отлично справился, молодец, - Энакин хлопнул мальчишку по плечу.
- Я не понимаю…
- Всё прошло точно по плану. Почти. Извини, я не мог допустить, что бы ты запачкал себя убийством подобно отцу.
- Мой отец фермер. Они никогда оружия в руках не держал.
Энакин Скайукер снял маску и капюшон.
Падаван словно смотрел в зеркало и видел себя, но старше и с тонким белым шрамом, пересекающим правую бровь, неровно подстриженными волнистыми волосами до плеч. Потрясение было слишком сильным, словно кто-то выбил почву из-под ног. Мысли вихрем пронеслись в голове. Учитель, отец…
- А что с моей матерью? Она умерла? - Люк не знал, что именно хотел услышать в ответ.
- Жива. Она была вынуждена отдать тебя почти сразу после рождения. Не смей осуждать её. Она любит тебя и всегда любила.
- Как можно отдать младенца чужим людям? Что это за мать?
- Замолчи. Ты разрываешь ей сердце, - прошипел Учитель. Люк еще не мог в полной мере осознать, что Учитель приходится ему отцом. Он часто мечтал о том, что бы так оно и было, но джедаям запрещено иметь детей.
- Это не правильно!
- Ты и твоя сестра вообще бы не родились поступи я и ваша мать правильно.
- Сестра?
- Нам пора уходить. Канцлер Амидала, - Учитель освободил Канцлера от оков и подал ей руку.
Люк никогда раньше не видел Канцлера в реальной жизни. Она оказалась невысокого роста, но с прямой гордой осанкой, по ее лицу невозможно определить сколько ей лет. Обычно уверенная, сейчас она находилась в смятении. Канцлер переводила взгляд с Учителя на Люка и обратно, словно хотела что-то сказать им обоим, но неведомая сила ей мешала.
- Нам пора, - повторил Учитель глядя в глаза Канцлеру. Но она еще секунду стояла не двигаясь.
- Люк, - с дрожью в голосе произнесла Канцлер Амидала, порывисто обнимая юношу. Все мысли разом вылетели из его головы.
- Вы… знаете мое имя? - только и смог вымолвить Люк.
- Ты не имел права вовлекать его во все это! Подвергать опасности! Энакин, о чем ты думал?
- Было слишком поздно что-то менять, когда я понял, кем он является. И признай, было весело.
- Ты меня дразнишь.
- Как я смею дразнить Канцлера? - Энакин Скайуокер провел тыльной стороной ладони по лицу Амидалы. - Теперь нам действительно пора или тебе все равно что случилось с Леей?
- Эээ, а что делать с ситхом? - невпопад спросил Люк.
Обезглавленное тело Палпатина распростёртое на полу застыло в неестественной позе, уродливая голова покоилась в паре метров от него.

@темы: fanfic

URL
Комментарии
2014-04-21 в 00:25 

Coyote Tango
A cop AND a Grimm? Is that legal? | Passing by/You light up my darkest skies/You take only seconds to draw me in/So be mine and your innocence I will consume (c) Matt Bellamy
Урра!!! Я так ждала продолжения)))) :ura:
Так круто пишешь! Интриги, тайны и неожиданные повороты :vict: скандалы, интриги, расследования
Спасибо! Очень жду продолжения:buddy:

2014-04-21 в 00:53 

Dandelion Blow
I'm livin' in lucid dreams
Coyote Tango, спасибо :)

Очень жду продолжения:buddy:
а за него еще не знаю когда сяду

URL
2014-04-21 в 01:04 

Coyote Tango
A cop AND a Grimm? Is that legal? | Passing by/You light up my darkest skies/You take only seconds to draw me in/So be mine and your innocence I will consume (c) Matt Bellamy
а за него еще не знаю когда сяду
ну и что, я вон тоже не знала, но дописала же в итоге быстрее, чем думала))

2014-04-21 в 21:20 

Dandelion Blow
I'm livin' in lucid dreams
дописала же в итоге быстрее, чем думала))
надеюсь и продолжение ты так оперативно напишешь :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Lucid Dreams

главная